Большая жизненная сила


Впрочем, как только Александр Константинович, ласково спросив меня, понравился ли мне Петроград, сам вдруг смутился, состояние застенчивости покинуло меня. По каким-то коротким отклонениям от основной темы я понял, что Глазунову было неловко принимать меня в столь будничной обстановке. Из нескольких слов, сказанных будто вскользь, было видно, что быт его не устроен, большая квартира, которую он занимает, остается нежилой, а самая дорогая и любимая женщина - его мать - недавно умерла, оставив своего старого ребенка в полном одиночестве. Глазунов был совершенно не приспособлен к житейским делам. Необходимость общения с внешним миром, если оно не касалось музыки, вызывало в нем чувство отчаяния. В великих переменах он, казалось, еще не совсем разобрался. Волна новой жизни еще не захватила композитора, он как-то не освоился, не понял до конца значения совершившихся событий. И все же, даже после этой первой, непродолжительной встречи, у меня сложилось впечатление, что сидящий передо мной крупнейший музыкант не сможет долго оставаться в состоянии отрешенности, и хотя, по его словам, он любит спокойную, мерную беседу звезд и их тихий свет, в нем была скрыта глубокая душевная страсть, которая, несомненно, приведет его к новым берегам.

Большая жизненная сила

Высокая принципиальность и большая жизненная сила соединялись в Глазунове с величайшим добросердечием, кротостью и застенчивостью. Жертвенное служение искусству, многолетняя материальная помощь нуждающейся молодежи, смелая защита своих идей, и в то же время - детская робость и удивительная скромность. С каким пылом он отстаивал юного Прокофьева, сразу угадав в нем подлинный талант! Одним из первых он предсказал Дмитрию Шостаковичу блестящее будущее. «Шостакович - это одна из лучших надежд нашего искусства». Александр Константинович всегда старался не проглядеть ни одного яркого дарования, активно участвуя в жизни и развитии талантливых музыкантов, и в то же время, как дитя, боялся самых обычных бытовых коллизий. Когда однажды в жилищном управлении кто-то, не зная Глазунова, спросил у него, чем он занимается, Александр Константинович настолько оторопел, что только после томительной паузы, проглотив ком, подкативший к горлу, смог тихо ответить: «Я занимаюсь музыкой...»

Большая жизненная сила


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки |