Большой зал Московской консерватории


Давид Ойстрах, дирижируя, не подавляет волю оркестра, и музыканты высоко ценят его доверие и авторитет. Концертмейстеры лучшего в СССР симфонического коллектива, с которыми мне довелось беседовать после дебюта Ойстраха, делясь со мною своими впечатлениями, говорили, что работа с Давидом Федоровичем, особенно на репетициях, доставляет им громадное наслаждение. Ни одному дирижеру, по их мнению, не удалось создать такого взаимного товарищеского понимания друг друга, какое установилось у Ойстраха на первой же репетиции. Ойстрах часто напевал ту или иную фразу, объяснял музыкантам свои намерения, останавливался на темпах, характере звучания, контрастах, полутонах, не стесняясь, если это было необходимо, вступать в борьбу с устаревшими традициями, штампом. Своей цели он достигал при полной поддержке: большого коллектива музыкантов. И вся основная, подготовительная и крайне утомительная, работа заканчивалась на репетициях перед пустым и темным зрительным залом. А вечером, в день концерта, все преображалось. В светлый, большой зал Московской консерватории приходило искусство прекрасное и неделимое, и молодому дирижеру в кульминационные моменты удавалось достигать экстатического подъема.

Большой зал Московской консерватории

«С годами дирижирование занимает все большее место в исполнительской деятельности Ойстраха, - читаем мы в книге И. М. Ямпольского. - Его выступления за дирижерским пультом с программами, охватывающими симфоническую музыку от произведений Гайдна, Вебера, Бетховена, Шуберта, Брамса до Р. Штрауса, Малера, Прокофьева и Шостаковича, привлекают пристальное внимание музыкальной критики во многих странах мира. Можно безусловно согласиться, писали в Вене, что скрипач мирового масштаба, каким является Ойстрах, может стать хорошим дирижером. Но что скрипач с мировым именем может быть одновременно первокласснейшим дирижером - это событие из ряда вон выходящее. А Давид Ойстрах замечательный дирижер... Под обликом скрипача преимущественно классического, олимпийски ясного можно ли было подозревать существование импульсивного романтика, пламенного, страстного, внимательного к воспроизведению во всем блеске громов и молний вдохновений Берлиоза».

Большой зал Московской консерватории


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки |