Часы городской башни на Невском


- А через несколько дней Чайковского не стало... совсем тихо договаривает Александр Константинович.

Часы городской башни на Невском

В наступившей тишине раздаются три далеких удара. Это бьют часы городской башни на Невском. Глазунов решительно поднимается, приветствует каждого и выходит из номера в коридор. Я всегда сопровождаю его до самого дома. Выйдя из дверей гостиницы и повернув направо, мы идем по тускло освещенному Невскому проспекту и, обогнув Казанский собор, входим в совсем темную и узкую Казанскую улицу, где в большом доме живет композитор.

В 1925 году, в связи с предстоящей работой с Квартетом имени Глазунова, я снова приехал в Ленинград. Необходимо было опять повидать Александра Константиновича, поговорить с ним о квартете его имени, выслушать его соображения. Летний отдых он проводил в Гатчине.

Я поехал туда ранним утром вместе с артистами квартета и застал Александра Константиновича в парадном вестибюле роскошного дворца. Он только что возвратился из парка.

Часы городской башни на Невском

Глазунов был искренне обрадован приезду гостей, нагрянувших без всякого предупреждения. После короткой приветственной процедуры Глазунов пригласил всех подняться наверх. Мы проходили по парадным комнатам, служившим некогда покоями русских императоров и представляющим ныне великолепное собрание гобеленов, картин, фарфора.

По сравнению с 1923 годом Глазунов заметно изменился. Бодрый, улыбающийся и жизнерадостный, он тотчас же выдавал свое хорошее самочувствие. Вялый жест, мутный взгляд, говорившие о тоске, теперь исчезли бесследно. В благородном облике Глазунова, несшего вот уже свыше сорока лет груз мировой славы, в этом самом просвещенном русском музыканте со степенью почетного доктора Оксфордского университета заметно просвечивали черты нового мироощущения, черты общепризнанного народного артиста Республики.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки |