Минуты отчаяния


Минуты отчаяния

Дневной свет как-то нехотя проникал в зал сквозь верхние окна, скучно мерцали софиты над эстрадой, отбрасывая блики на высокие трубы органа, как далекий маяк горела красная лампочка над входной дверью. Помню, в ожидании конца репетиции мы сидели в партере, среди множества пустых стульев, терявшихся в полумраке. С одной стороны от меня - плотный и добродушный Макаров в очках, с другой - тонкий Ойстрах, с удлиненным лицом и глуховатым голосом. А на эстраде музыка и музыканты, которые расположились в форме эллипса так, что вместо одной спины дирижера к публике было обращено много спин струнной группы ансамбля. Первый симфонический оркестр без дирижера не оставил после себя эпигонов «идеи оркестра без дирижера», но в те годы Персимфанс сумел привлечь в свой состав солидных музыкантов, а в залы, где проходили его концерты, - много слушателей. Заграничные солисты, приезжая в Москву, также выступали с Персимфансом.

Минуты отчаяния

Между тем репетиция все затягивалась и затягивалась, ансамбля не получалось, музыканты нервничали, то отставая, то перегоняя друг друга, одно и то же место повторялось неоднократно. И вспомнилось мне в связи с этим, как однажды в концерте Персимфанса, устроенном в честь Глазунова, исполнялся его известный вальс и так же, как сегодня, оркестр никак не мог окончить его. Остановится на мгновение и опять возвращается к коде. А Глазунов, сидя в зрительном зале и потеряв всякую надежду на окончание вальса, переживал минуты отчаяния.

Но вот наконец наступил антракт, и инспектор оркестра объявил о выступлении молодого скрипача по имени Давид Ойстрах. С невозмутимым видом все выслушали это сообщение, после чего часть оркестра с «курительной» поспешностью направилась к выходу. Застенчиво обходя тесные ряды пюпитров, Ойстрах выходит к рампе. В глубине эстрады, за лесом сосновых пультов поместился у рояля А. Д. Макаров.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки |