Слова Моцарта


Слова Моцарта

При воспоминании о Горовице мне приходят на память слова Моцарта в одном из его писем: «Какими бы бурными ни были страсти, выраженные в музыке, они не должны вызывать в нас отвращения, и музыка даже в самые ужасные моменты должна не оскорблять наш слух, но ласкать и очаровывать его, иначе говоря, всегда оставаться музыкой».

Слова Моцарта

К педали, к этой «душе рояля», он обращался как к волшебному источнику откровений, то придавая интонации тончайшие тембровые оттенки, то доводя ее до симфонической полноты и разнообразия. Горовиц никогда не суетился, не выколачивал звука, не подпрыгивал на стуле, не издавал ни ртом, ни носом никаких шумов, сопровождающих игру многих пианистов. Какой бы силы ни был его удар, он никогда не извлекал из рояля стук, как это случается тогда, когда таланта не хватает и его заменяет физическая сила. Он никогда не впадал в транс, «не ловил руками мух», подбрасывая кисти выше головы, не паясничал над клавиатурой, как это делал знаменитый Ганс фон Бголов, выходивший на эстраду в белых перчатках и с цилиндром в руках. Манера его исполнения отличалась легкостью, убежденностью и изяществом. Его пластичные движения дополняли впечатление слушателя, как скупой жест чтеца усиливает воздействие художественного слова, делая его глубже, ярче выразительнее. Известная советская художница Е. С. Кругликова изобразила Горовица во время одного из его ленинградских концертов. В лаконичной технике гравюры Талантливой офортисте удалось метко и верно схватить образ пианиста в динамическом выражении.

Как и все люди, Горовиц делал ошибки, но «в музыке (по Стендалю) все ошибки, сделанные от избытка темперамента, можно легко простить, как в любви прощают все ошибки, происходящие от избытка страсти».

В каждом новом городе Владимир Горовиц, дотоле никому не известный, после первого концерта становился знаменитостью, заслонявшей собой все, что было объявлено в концертных или театральных афишах. В часы досуга, перебирая кипы сохранившихся у меня рецензий о Горовице, я удивляюсь их обилию и, глядя на пожелтевшие листы, с грустью думаю: и это все, что осталось от тех музыкальных пиршеств, которые уже никогда не повторятся. Право же, это крохи! Концерт начался и окончился, и нет той силы (точнее, не было тогда), которая могла бы его зафиксировать.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки |