Тридцатые годы


Тридцатые годы

Выдвигается яркая смена великолепных певцов и певиц, и в первую очередь Козловский, Рейзен, Пирогов, Нэлепп, Лемешев, Крутикова, Леонтьева, Златогорова, Давыдова. Останавливает внимание фамилия Асафа Мессерера - этого непревзойденного артиста балета, «точеного жонглера», сочетавшего лучшие качества классического танца.

Тридцатые годы - яркий этап в истории развития советского музыкального искусства. Богатая, увлекательная, полная творческих поисков жизнь открывалась перед молодыми исполнителями и композиторами. В концертных программах начинает встречаться имя Д. Шостаковича, музыка которого заинтересовала меня еще в начале двадцатых годов с появлением его Первой симфонии. Под управлением таких дирижеров, как Бруно Вальтер, Стоковский, Тосканини, Первая симфония исполняется в Берлине, в Филадельфии, в Нью-Йорке. «Из какого мира чудес явился этот Шостакович?» - спрашивали друг друга восторженные иностранцы, с трудом артикулируя имя Шостаковича и часто называя его просто «Шоста».

Тридцатые годы

Это было еще задолго до создания монументальной Седьмой симфонии. «Со времен Бетховена еще не было композитора, который мог бы с такой силой внушения разговаривать с массами», - говорил один из первых исполнителей Седьмой симфонии за рубежом Сергей Кусевицкий.

В эти же годы все чаще и чаще исполнялись произведения Прокофьева. Популярность Сергея Сергеевича особенно возросла после его возвращения в 1932 году в СССР. Здесь он создал лучшие, нетленные произведения, отмеченные печатью крупнейшего таланта. Среди них - «Ромео и Джульетта», «Золушка», Седьмая симфония, «Война и мир». И Шостакович и Прокофьев представлялись мне всегда глубоко национальными художниками, смелыми, дерзновенными, человечными. В те давние дни общие интересы и идеалы объединяли их с такими колоссами, как Станиславский, Мейерхольд, Маяковский.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки |