Александр Смогул

Мне уже не интересен вопрос "Кем мы будем"...



           ***

Мне уже не интересен вопрос
"Кем мы будем".
Лично я уже стал. И - вместо судьбы -
                       хреново сыграл на трубе.
Пробиваюсь к себе,
               сквозь себя продираюсь к людям.
Хочу вновь оказаться тем
     грустным мальчиком, знающим всепрощенье,
Жалость ко всем, кто рядом,
                и терпимость к судьбе.
Вот мне 43 года.
                 Я лыс, язвителен, колок,
Я боюсь женской любви
               и уличных драк.
Меня не сожрал огонь
               и не выпил холод.
И дом мой - вокзал,
              а дача - случайный чердак.
Нет. Не то. Это было.
        Я умею заботиться. Есть квартира.
Мне дороги люди,
              с которыми я живу.
Но я не могу
        собою укрыть их от мира.
А страх - это зов,
                но кого же я позову?
Да, мне 43. Я смотрюсь спокойным
И даже весёлым в застольях чужих.
Но я предчувствую бойню,
        и хочу один и достойно -
Из любви к своим близким -
               встретить её без них.
Да, мне жаль людей
        и своей вины перед ними,
Хотя я не знаю толком, в чём виноват.
Пробиваюсь к себе.
Бреду Моисеем в пустыне,
Вот уже 43 года продираюсь
                к себе наугад.

                                 1989 г.


Материалы из книги "Не ожидания, ни боли" публикуются с согласия автора
|