АЛЕКСЕЙ ЧЕРДЫНИН – Часть 6


Они не верят. А у Володи на столе лежала кипа свежих фотографий.

- Ну ладно, подождите... Вот смотрите - это снимали неделю назад... А это возьмите себе.

- Ну, хорошо. А вот это передайте Высоцкому.

И подают довольно большой пакет.

Володя проснулся, мы развернули пакет - там оказалась семга. А дело было на Масленицу. Я говорю:

- Ну что, Володя, надо делать блины.

Приехали к моей маме. Она пекла блины, охала и ахала:

- Где это вы достали такую замечательную семгу?

Володя отвечал:

- Вот, хорошие, значит, люди меня знают! Семгу привезли!

АЛЕКСЕЙ ЧЕРДЫНИН – Часть 6

У него была такая детская черта - любая радость другого человека вызывала у него бурю восторга!

Да, несколько лет мы очень тесно общались, практически ежедневно: Володя, Сева Абдулов, Игорь Кохановский и я.

Володя звонит как-то под Старый Новый год — прилетел откуда-то совершенно неожиданно:

- Немедленно одевайся! Я сейчас за тобой заеду.

И мы поехали к Андрею Вознесенскому на Котельническую. Володя просто трясся от нетерпения:

- Такую песню написал! Сейчас послушаешь!

Приехали - там уже были Гарик Кохановский, Борис

Ермолаев. Андрей читал стихи, а Володя тогда впервые спел «Баньку». Так что самая первая запись этой песни должна быть у Вознесенского. Я помню, что он включал магнитофон.

У Вознесенского мы посидели часа два-три, потом умчались дальше. Поехали к Феде Фивейскому. Он скульптор, мастерская его тогда находилась на Садово-Каретной. Федя - муж сестры Кохановского. Там тоже собрался народ. Володя еще раз спел «Баньку».

Высоцкий всегда пел охотно?

Вы понимаете, он не любил, когда его просили спеть какую-то конкретную песню. Но если, предположим, у Абдуловых собирались на день памяти Осипа Наумовича, отца Севы, и там Володю просили спеть Фаина Георгиевна Раневская или Ростислав Янович Плятт, он никогда не отказывался.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки | |