ИННА КОЧАРЯН – Часть 4


Запомнить все первые песни было просто невозможно! Запоминались любимые. А стой пленкой погибли некоторые песни... Конечно, очень обидно...

В общем, несколько лет жизни! Всего было так много! Но никто не вел дневников, никто ничего не записывал...

Была у меня одна знакомая. Однажды она говорит:

- Как у вас все интересно! Такие интересные разговоры! Люди, давайте организуем литературные вторники!

На это Лева сказал:

- Мало того, что мы пьем почти каждый день, так теперь по вторникам будем пить обязательно!

...Сидим в «Эрмитаже». Мою дочь - маленькую Ольгу - взяли с собой, в корзине. Она заснула, корзину поставили под стол. Хорошо посидели, выходим... И вдруг кто-то вспоминает:

- Слушайте, у нас, кажется, был ребенок?!

...Бывала у нас и Наташа Панова - большая Володина любовь, художник по костюмам Киностудии имени Горького (одну из строк песни «Большой Каретный» можно встретить и в варианте «Всё теперь Пановой там - верь, не верь...»). Как-то мы сидим дома, а ее нет и нет. Ну, Володя уже знал, где Наташа может быть, и пошел туда. А она - с двумя грузинами. Он спокойно взял графин со стола и как грохнет о стену! И всё - как отрезал.

ИННА КОЧАРЯН – Часть 4

...1967 год. Снимается фильм Левы «Один шанс из тысячи». Кочарян зачем-то улетел в Москву. Съемочная группа отдыхает. Идем с пляжа, какие-то моряки продают импортную шубу за 500 рублей - громадные деньги! Володя ко мне:

- Давай купим, давай! У тебя же нет шубы.

Собрал деньги со всей группы, и я с шубой улетела в Москву. Вот в этом весь Володя. Тебе нужна шуба, ты не должна мерзнуть! - и он разбился в лепешку, но шубу купил.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки | |