«ИЖЕВСКОЕ ДЕЛО» - Часть 7


В. Янклович: «Кравец зацепился за показания администраторов, а Володю и меня уже не слушал... А поскольку это якобы было хищение, то все было очень серьезно...

И вот Кравец вызывает меня из палаты на допрос, Сева звонит Высоцкому (мы с Севой в одной палате). Высоцкий с Вадимом Тумановым появляются через двадцать минут. Врываются в палату, где идет допрос! Мне Володя говорит:

- Возвращайся в палату!

Кравец:

- Владимир Семенович, что это такое?

Володя:

- А вы вообще - давайте отсюда! Какое вы имеете право допрашивать человека в больнице?! У вас что - есть разрешение?

- Нет, но я его получу.

- Вот получите, тогда другое дело.

- А между прочим, Владимир Семенович, у меня есть санкция прокурора допросить и вас...

- Что-о?! Да пошел ты...!»

То есть Высоцкий буквально выгнал следователя по особо важным делам. Всеволод Абдулов вспоминает: «Кравец... Фигура типичная для тех времен. Ему важно не дело и не работа - важна собственная значимость... И внимание к тому невероятно важному делу, которое он совершает, - ведь будут спасены честь и финансовое благополучие страны!»

«ИЖЕВСКОЕ ДЕЛО» - Часть 7

В. Янклович: «На следующий день Кравец снова приходит в больницу, но уже в сопровождении московского человека и с разрешением на допрос в присутствии врача. Вместе с ним - полковник Сарычев из московского ОБХСС».

В. Абдулов: «Сарычев - бодрящийся, разыгрывающий из себя чекиста, рыцаря без страха и упрека... Попытка разговора со мной, - что-то очень нелицеприятное с моей стороны. Потом они берут Валеру и требуют у врачей какой-нибудь кабинет...»


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки | |