МИХАИЛ ЯКОВЛЕВ – Часть 4


Со стола снималась скатерть, на клеенку ставилась большая железная миска с супом. Все ели деревянными ложками. И первую ложку должен был зачерпнуть глава семьи. А если кто-то вылезал, то тут же получал ложкой по лбу! Мне это так понравилось - из большой железной тарелки, да еще деревянной ложкой! Прихожу домой:

- Я теперь буду есть только деревянной ложкой и только из железной миски.

В общем, жили одной семьей, общими для всех радостями и заботами... И выручали друг друга во всем. Забыл купить хлеба? — зашел к Высоцким! Кончился сахар? — попросил у Климовых! Нет соли? - пожалуйста!

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВ – Часть 4

А еще - все комнаты практически не запирались. Во-первых, никто ничего и никого не боялся, а во-вторых, просто нечего было воровать... Можно сказать, что у нас был не общий коридор, а общая квартира.

И в этой квартире мою маму - Гисю Моисеевну Яковлеву - называли «Валерьянка». Знаете почему? Жили у нас люди достаточно простые - дворники, шоферы, милиционеры; конечно, выпивали. И частенько были скандалы, выясняли отношения с битьем посуды и даже рукоприкладством. И всегда звали на помощь маму. Она закуривала папиросу, брала с собой несколько штук и шла в «район конфликта», в бой! Не знаю, откуда у нее брались и храбрость и смелость (на улицах она очень боялась пьяных), а главное - такт и подход к людям. Но минут через сорок мама приходила домой, возбужденная, с красными щеками. Папа или я спрашивали:

- Ну что - помирила?

- Конечно!


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки | |