СМЕРТЬ ЛЕВЫ КОЧАРЯНА – Часть 4


М. Туманишвили: «Очень он (Лева. - В. П.) переживал, когда Артур Макаров и Андрей Тарковский предложили ему другого режиссера на фильм (на досъемки. - В. П.) "Один шанс из тысячи". А Володя все не приходил и не приходил (в больницу. - В. П.) - я думаю, поэтому он и не пришел на похороны. В этом тоже, как мы тогда считали, был элемент предательства».

Еще одну версию выдвигает Вл. Новиков:

«Но пятнадцатого с ним (В. Высоцким. - В. П.) приключается то, чего никогда прежде не бывало, - приступ абсолютной некоммуникабельности, неспособности с кем-либо говорить и сделать хотя бы шаг из дому. Неправильно все, непоправимо... Пожалеть об этом придется еще много-много раз, +ю ничего с собой поделать он не в состоянии.

Может быть, призрак смерти сковал в тот день его волю. Может быть, кто-то свыше предписал ему таким уединенным и молчаливым способом проститься с другом».

Позже, как вспоминает П. Солдатенков, «Владимир Семенович не раз пытался объяснить недоумевающим друзьям и вдове, потерянной от горя, причины, по которым он не был на похоронах Левона Суреновича Кочаряна. Увы, надрыв превратился в трещину, края которой расходились до самой смерти Высоцкого».

Но это общие, хотя и верные слова. На самом деле объяснений с вдовой - Инной Александровной Кочарян - не было: «Я ведь Володю не впустила, когда он пришел после смерти Левы. И звонил он - я бросила трубку».

СМЕРТЬ ЛЕВЫ КОЧАРЯНА – Часть 4</b>

И только один разговор с непростившим — Эдмон - дом Кеосаяном:

«...мы столкнулись с ним в коридоре "Мосфильма". Володя спрашивает:

- Кес, в чем дело? Скажи мне, в чем дело?

- Сломалось, Володя... Я не могу простить, что ты не пришел на похороны Левы. Я не могу...

- Ты знаешь, Кес... Я не смог прийти. Я не смог видеть Леву больного, непохожего. Лева - и сорок килограмм весу... Я не смог!

Вы знаете, Володя был очень искренним, и все слова были его собственными».


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки | |