ВЛАДИМИР ШЕХТМАН – Часть 3


И сразу же надписывает пластинку: «Это мой подарок!» И этот человек меняется на глазах, теплеет лицом.

- А что вам надо, Владимир Семенович?

- Да вот, надо сделать кузов моему брату.

Все было сделано очень быстро.

Что вам сказать про срывы? У Володи бывало так - дел невпроворот... Все это накручивалось, накручивалось... И в конце концов ему надо было быть в один день в семи местах! Володя говорил: «А, пропади оно пропадом!» И «уходил в пике». Это была болезнь, и в такие моменты с Володей было очень трудно. Но где бы это ни случалось, Сева Абдулов мчался выручать своего друга. Однажды Сева должен был ехать на репетицию и попросил меня побыть с Володей. А Володя был в тяжелом состоянии. Звонок с киностудии, женский голос:

- Попросите Высоцкого...

- Нет, он болен.

- Болен, болен... Знаю я, чем он болен. Господи, ну почему это Высоцкого не наказывают?! Всех наказывают, а Высоцкого - нет?! - И бросила трубку.

ВЛАДИМИР ШЕХТМАН – Часть 3

В последний год Володя из театра практически ушел, играл очень редко. Я тогда спросил у него:

- А ты не жалеешь, что ушел из театра?

- Нет, не жалею. Здесь, - он показал на сердце, - ничего не осталось. Осталось голое мастерство...

Абдулов попал в автомобильную катастрофу в Ефремове, очень тяжелую катастрофу. Тогда в его судьбу вмешалась Фаина Георгиевна Раневская, она добилась, чтобы Севу на санитарном самолете перевезли в Тулу, в областную больницу. Когда Володя прилетел из Парижа, он уже все знал. Более того, там, во Франции, он проконсультировался с нейрохирургом. Ушиб мозга - это же очень серьезно! Мы с Володей приехали в Тулу, когда Сева уже пришел в себя. Он даже пытался как-то пошутить, но Володя был потрясен: «Ты видишь... Ты видишь?! Это же бред...» Он страшно переживал.


| на главную страницу | стихи | дискография | фотогалерея | пресса | ссылки | |